Территория детства  















Конопатка домов из дерева! Стоимость конопатных работ вы можете уточнить позвонив нам! . Нужно посоветоваться с психологом? Звоните: психолог нашего центра рад вам помочь.

8-800-200-181,   8-800-700-88-05   - консультации по вопросам семейного устройства детей-сирот (звонок из любого региона России бесплатный)


Детские дома: бездонная бочка

Правительство наше очень доброе. Оно многое понимает. Например, то, что детки, у которых нет мамы, несчастны. И никакие чужие тети с ними так хлопотать не станут, как мама своя или приемная. И рассуждения психологов о том, что сироток надо пристраивать в семьи, наконец услышаны сердобольными чиновниками.

Потому что действительно малыши, выросшие в закрытых от свежего воздуха и ласки учреждениях, прежде всего несчастны. А еще ограничены и в умственном, и в эмоциональном развитии.

Сколько лет прошло с тех пор, как кличка "детдомовские" становилась клеймом на жизни, а справка из детдома ставила крест на будущем обучении и вот на это, наконец, обратили внимание госструктуры. Озаботились счастьем ребенка, обратили внимание на его слезинку, решили, что надо, надо уже переводить детей из приютов в семьи патронатные, опекунские, приемные. Вот уже и Михаил Зурабов сдержанно, но с чувством заявляет, что скоро не будет у нас детских домов, что все малыши будут иметь семью.
Только, сдается мне, не заботой о счастье детишек продиктовано такое решение. А элементарной статистикой и арифметикой.
И нам с вами не мешает ее знать как налогоплательщикам и как членам этого самого общества, которое столько лет терпело детские дома.

СЕМЕРЫХ В ОТБРОСЫ!

Когда-то государство, подбирающее по вокзалам беспризорников, делало благое дело воспитывало сирот. Именно тогда и появилось мнение, что власть вместо отца-матери это прекрасно.
И случился незаметный, но страшный поворот в сознании общества: мы перестали воспринимать мать, бросившую младенца, как преступницу. Понимаете? Вот если убила то, конечно, преступница. А если отправила в детский дом то общество смотрит на нее снисходительно: ребенок будет сыт и одет, а разве это плохо?
А ведь плохо!
Вроде бы ребенок действительно сыт, одет и присмотрен. Но это лишь теория. А практика ужасает.
Что вы скажете о родителях, которые родили 10 детей Валю, Галю, Нину, Катю, Сашу, Витю, Артема, Колю, Соню, Мишу. Повзрослев, Валя, Нина и Галя стали проститутками. Миша, Коля и Саша сидят в тюрьме. Соня и Артем толком не работают, сидят на иждивении социальных служб. А Витя повесился. Только Катя выросла успешной, закончила ПТУ, вышла замуж...
Как вам такие родители? Хорошо ли они справились с воспитанием?
Видимо, нет.
А теперь осознайте, что именно в таких пропорциях детдомовских детей воспитывает ГОСУДАРСТВО.
Да-да, шестеро из десяти выпускников детского учреждения пополняют ряды криминала. Один кончает жизнь самоубийством. Двое, как правило, влачат жалкое существование. И только один устраивается жизни удачно.
Так вот, в роли таких родителей у нас выступает государство. Оно собирает брошенных детишек, кормит, одевает и как бы "воспитывает". То есть выращивает так, что дети выходят во взрослую жизнь, не умея в ней жить.
Они не знают, каково это разговаривать с работодателем или с комендантом общежития. Они не знают, что носки надо штопать, а на хулиганов подавать в суд. Они не знают, что такое паспорт. Они не понимают, что если деньги выданы на месяц, то их нельзя тратить в первый день на сладости. Они просто не умеют жить в нашем мире. И им не у кого спросить.
в результате они спиваются, вешаются, попадают в тюрьму и на панель. Семеро из десяти отбросы. Отходы плохого, очень плохого воспитания.

ОБЩЕСТВО ОТКУПАЕТСЯ ОТ СИРОТ ДЕНЬГАМИ
И это не потому, что детские дома плохо финансируются, нет! Они, чтоб вы знали, хорошо финансируются. И в них даже работают хорошие люди! Все сироты у нас пристроены интернаты, приюты, детские дома, сейчас не может сказать, что дети голодные или плохо одетые. Нет! В Ачинском детском доме ОГРОМНЫЙ бюджет. Там 132 ребен-ка. И на них 37 человек обслуги и 55 воспитателей и специалистов (не учителей учителя в школе). Все они трудятся не покладая рук, получая надбавки за работу с трудными детьми. Годовой бюджет Ачинского детского дома 26 миллионов 560 тысяч рублей. Поделив эти деньги на воспитанников, мы видим: на выращивание каждого ребенка в год выходит 201 тысяча рублей! Да кто из нас с вами может похвалиться, что тратит столько на свое чадо? Не на обучение или лечение, заметьте, а только на одеть-накормить-воспитать.

Поэтому приютские дети могут не готовить себе еду, не стирать, не гладить, не мыть окна, не, не, не... За них все это сделают взрослые. Смотрите, сколько их 92 че-ловека взрослых на 132 ребенка. Это ж меньше, чем по полтора на каждого.
И такой плачевный результат у этих вложений хоть плачь! Ведь опять несколько человек выпускников в тюрьме. И опять ни одного в вузе!
А, в общем-то, чему мы удивляемся?

МЕРТВЫЕ ДЕТИ
Обычно журналисты пишут про детский дом только в двух тональностях. Мажорная: ах, какой чудесный детский дом, где к малышам относятся как к родным и возят их в театр и на елку!
И минорная: ах, какой плохой детский дом, там сотрудники крадут продукты (раз-вращают малолетних; наказывают детей физически) и т.п.
К сожалению, оба вида детских домов дают один и тот же результат неуспешные, неустроенные взрослые выпускники.
Почему так?
В детском доме плохо по определению. Какими бы ни были там хорошими педагоги и как бы много им ни платили. Всегда и безусловно педагог в детдоме на работе. Он не может (а прежде всего не имеет права относиться к сиротам так, как относится собственным детям. Он не имеет права, рассердившись, шлепнуть озорника или расцеловать его на радостях. Потому что это запрещено и ласка, и наказание отсутствуют в перечне допустимых воздействий на ребенка. Потому что забота это когда накормлены и одеты.
И дети вырастают эмоционально холодными, как бы "мертвыми". Они просто не умеют любить, заботиться, радоваться за другого+

"ДЕТДОМ ПЛОДИТ ИЖДИВЕНЦЕВ", ГОВОРИТ ПРИЕМНАЯ МАМА

Этих детей приемная мама Вера Бутяева взяла из детского дома уже большеньким! Просто они оказались в одной больнице ее малышами тоже, надо сказать, приемными. Девочка Таня тринадцати лет и братик Юра одиннадцати.
Итак, они попали в многодетную приемную семью.
Это были запущенные дети из приютов. Они не знали, что такое сахарница в "пьяной" семье сахара не было, а в детдоме чай им всегда приносили сладкий. Они страшно удивлялись, видя сырые яйца, потому что в приюте никто никогда не готовит детям обычную яичницу. Они не умели мыть полы ведь за них все делали уборщицы.
Помню, Юра порвал куртку и сказал: "Ну и что, сходи к завхозу и возьми новую!"
Остальные посмотрели на него странно: они знали, что куртку придется зашивать маме, а если новую то покупать. Но Юре с Таней это было невдомек. Они изумлялись тому, что им надо самим мыть посуду: "Фу, она же грязная и жирная!" возмущалась девочка.
Когда ребенок приходит в семью, его можно без зазрения совести назвать Маугли. У детей отсутствуют элементарные бытовые и гигиенические навыки. И еще они требуют всегда очень многого. Когда мы пошли в театр (сами, за свои деньги), дети сразу побежали в буфет за пирожными. Они привыкли, что все даром и в театр, и на автобус, и сладости. Не за что-то, а просто потому что им ПОЛОЖЕНО ведь они сироты.
Вот так помощь государства развращает детей.
У семьи Лаврентьевых из села Челбышева Красноярского края семеро приемных детей из детского дома:
Совершенно не приспособленными к жизни они к нам пришли, говорит о них отец. Не знали, как хлеб нарезать или воды принести. Первое время удивлялись: "А мы что, приехали сюда землю поливать водой?" пока из этой земли картошка не выросла. Теперь в детдом не хотят, хотя там сытно и чистенько.
Но таких детей, которых взяли в семью, слишком мало. Остальные вырастают на всем готовом и выходят в жизнь, считая, что "им все должны".

ДАЙТЕ НАМ НАШИ ЛЬГОТЫ!

Работники социальной сферы плачут и смеются. Правда, смех этот горький.
Каждому выпускнику "на обзаведение" выдается сумма, которая собиралась все эти годы на сберегательной книжке. Суммы варьируются от ста до трехсот тысяч рублей. Предполагается, что на эти деньги подросток сумеет устроиться в жизни.
И устраивается! Первые недели после детдома счастливый обладатель капитала шикует: рестораны, сладости, мороженое, магнитофоны, сотики... Ведь человек не осознает, что, потратив эти деньги, он просто не сможет себя прокормить. Он подсознательно уверен, что утром ему дадут завтрак, вечером ужин, а раз в неделю "кто-нибудь" постирает его постельное белье и носки.
Так что эти тысячи обычно улетают в никуда. Государственные тысячи, не забывайте. И хорошо, если их не отнимают свои же (а уголовных дел по факту вымогательства этих денег старшими товарищами новоявленных выпускников десятки).
А еще жилье!
Ведь оно положено бесплатно КАЖДОМУ выпускнику детдома.
Мне позвонила тетенька лет тридцати, говорит Светлана Анатольева, работник социального центра. И спросила, ко-гда же ей, наконец, дадут квартиру? Оказалось, что она выпускница детского дома, все время жила по общагам и тут решила выйти замуж. Вспомнила о том, что государство вроде бы должно обеспечить ее жильем и стала искать с кого бы это жилье потребовать! Но с учета ее давно сняли, а сама она об этом заботиться не умела. Или тот же Юра, которого ненадолго пытались усыновить Бутяевы? По совершеннолетии получил свое жилье маленький частный дом. Говорят, он не умел рубить дрова и в холодную погоду вместе с сожительницей (тоже девочкой из детдома) они развели костер из досок забора. Пламя перекинулось на дом, он полыхнул и Юра теперь неизвестно где. Наверное, бомжует. А может, спился.
Но самое обидное когда мы находим жилье, вручаем ребятам ордер, радуемся... а через полгода узнаем, что выпускник это жилье продал и теперь скитается неизвестно где.
Их ведь очень просто обмануть, выпускников стерильного учреждения. Им никто не рассказывает ни о мошенниках, ни об опасностях. И потому квартиры, которые с таким трудом находят для ребят органы социальной опеки, либо задешево покупают ушлые скупщики, либо обманом забирают более смышленые "товарищи". В лучшем случае бывшие детдомовцы сдают их внаем чтобы жить на эти деньги.
А квартиры эти стоят немалых денег, которые государство тоже выкраивает из наших с вами налогов на социальную сферу.
То есть на одного выпускника детского дома приходится еще несколько миллионов "на квартиру".
Вы суммируйте, суммируйте!

РАБОТАТЬ НЕ ПРИУЧЕН, УЧИТЬСЯ НЕ УМЕЕТ...
Все бы ничего, если бы, выходя из детского дома, парень или девушка начинали ра-ботать. Они бы возместили и расходы на себя, и еще бы налоги платили.
Но увы.
Известно, что в школах к детям из детского дома относятся как к вынужденной нагрузке, их особо не загружают, спросить за них некого. Они переходят из класса в класс, привилегированно безграмотные. Ими командуют каждодневно и ежеминутно куда идти, что делать. Они вырастают слабовольными и бесхарактерными ведь все решения за них принимаются, им остается только подчиняться. Учеба или труд для них это скучная повинность "до ". Никакой результат им не виден, стимула учиться или работать у них нет ни малейшего их ругают за непослушание, а не за плохую учебу.
Окончив детский дом и поступив в ПТУ, подросток остается на гособеспечении. Ему платят стипендию и поселяют в общежитии. Но именно тогда дети осознают, что их знаний не хватает не только на вуз (куда им полагаются льготы), но даже для поступления в средние учебные заведения. В своих ПТУ они получают и низкооплачиваемую специальность, устраиваться на работу не желают, зная свои права до 23 лет, осевшие в них еще в детском доме.
А после все! И человек срывается. Ведь у него нет НИЧЕГО. И НИКОГО.
Если воспитанница детского дома имеет симпатичную мордашку, это хоть какой-то шанс выйти замуж, хотя это же может стать и дорогой в притон.
Сегодня никто не скажет, сколько детей-сирот погибает (известно о 2000 случаев в год) в стране от пьянства, бесцельности и в исправительных учреждениях. В разных ведомствах они имеют свое размытое досье: лица без определенного места жительства, не работающие, наркозависимые и так далее.
Но четверо из десяти уже сидят в тюрьме.

"Я МЕЧТАЮ ПОСКОРЕЕ ПОПАСТЬ В ТЮРЬМУ"
Сколько тратится на розыск преступника, покусившегося на чужую куртку (а что! В детдоме это нормальная практика надеть "чужую" одежду) неизвестно. И на суд. И на этапирование. Но уже на одного заключенного в год тратится более 60 тысяч рублей. Государственных, естественно.
В зоне детдомовские чувствуют себя как рыба в воде: такое же закрытое учреждение, такой же режим. Живи да радуйся! "Я мечтаю поскорее попасть в тюрьму. Там у меня будет койка и будут кормить" пишет один из бывших детдомовцев. И он постарается совершить преступление, чтобы, наконец, попасть на нары войти в привычную среду обитания, к которой его приучило государство.
Вам не страшно?
Но еще страшнее другое: девочки.
Эксперимент "про родительниц" проводили на обезьянках отделили их от мам, определили в комнату с молочными поилками. Маленькие обезьянки заболевали и умирали. А вот если их пересаживали в клетку с креслом, обитым шерстью, из которого шло молочко детеныши переставали чахнуть, прижимались к "маме" и росли здоровыми.
Но вот когда у них у самих появлялись дети, они не питали к ним материнского инстинкта. Оторвать младенцу голову было для них парой пустяков. Они не знали, что должна делать настоящая мама, вот и не делали. И девочка из детдома становится желанной добычей для сутенеров: у нее нет ника-кого самоуважения, она так изголодалась по ласке и доброму слову, ей так хочется почувствовать себя взрослой и самостоятельно распоряжаться собой и своим телом! И средний возраст рождения ребенка матерью-детдомовкой 18,5 лет. Она беременеет в 17, не зная ни о противозачаточных , ни об осторожности. Да и о воспитании она не знает ничего. Ребенок для нее живая кукла, которую она забывает покормить и на чьи крики реагирует только побоями: "Надоел!"
Потому что если тебя не любили в младенчестве, ты никогда не полюбишь младенцев. Лена Хибнер в Ачинском детдоме не потому, что у нее нет мамы. Мама у нее как раз есть. И маму эту здесь хорошо знают потому что она тоже воспитывалась здесь же. Вот такая получается преемственность: девочка, не знающая, что такое семья, выходит во внешний мир, с ходу попадает в постель к мужчине и рожает ребенка, с которым совершенно не умеет обращаться. Мудрено ли, что дочка ее в конце концов попадает в единственное место, которое, по маминому мнению, предназначено для детей в приют. Мама Лены сейчас не замужем, без работы, без паспорта. Она на обочине жизни и рада, что у Лены, ее дочки, есть кусок хлеба.
Помимо того что наш мир пополнился еще одним несчастным ребенком, мы с вами влетели еще на двести тысяч ежегодно: Лену Хибнер обеспечивает государство. И нет ни малейшей гарантии того, что подросшая девочка не залетит от первого встречного педофила и не сдаст своего малыша туда же в детский дом.
А когда он вырастет, то с вероятностью пять из десяти попадет в криминал. И с вероятностью девять из десяти так и не сможет быть успешным.
Вы спросите: неужели все так плохо? Да, к сожалению именно так. Система детских домов чудовищна. Государство воспитывает в них преступников и проституток гораздо больше, чем хороших людей.
Но есть ли выход?
Да, есть. Принятый в остальном мире, плохо приживающийся у нас. Это усыновление или приемная семья.

КТО-КТО В ТЕРЕМОЧКЕ ЖИВЕТ?
Когда в 1988 году в Армении произошло землетрясение и осталось много детей-сирот, армяне отказались отдавать их в детские дома. Всех детей забрали в семьи. Американцы и европейцы усыновляют детей из других стран ведь там нет даже такого понятия: детский дом. А очередь на усыновление у них не из детей (как у нас), а из взрослых. Сегодня в Америке культ семьи и многодетности. Усыновление здесь дело обычное. Причем чужих детей берут не только те, у кого нет своих. И люди вовсе не стараются выбрать малышей поздоровее и посимпатичнее. Скорее наоборот. Вице-президент Национальной баскетбольной лиги США Питер Вильяме вместе с женой усы-новил 14 ребятишек из разных стран, имея при этом пятерых своих. Семья Роджерсов при средних доходах получила национальную премию "Ангел усыновления" приняв к себе в семью и сделав счастливыми 12 детишек из разных стран. Голливудские звезды удочеряют и усыновляют детей из многих стран.
И дети там счастливы.
Они счастливы и здесь если оказываются в нормальной приемной семье. С мамой и папой. Со СВОЕЙ кроваткой и с плодами СВОЕГО труда.
Хорошо, что государство осознало это. Хотя бы через простую арифметику доходов и расходов.

КТО ПРОТИВ ПРИЕМНЫХ СЕМЕЙ?
"Северные" детские дома потребляют примерно по 360 тысяч на ребенка в год (к примеру, в детдоме села Большой Улуй на 25 детей 32 сотрудника). Не секрет, что во многих поселках детский дом это "градообразующее предприятие". На эти государственные деньги работники приютов обеспечивают своих собственных детей. Специалистов с высшим образованием в сельских детдомах не хватает, а вот уборщиц-поварих сколько угодно! И вот они не хотят никаких изменений. Главы районов знают это и всеми силами сопротивляются закрытию детских домов. Зачем им десятки безработных нянечек?

Елена Карева
Газета "Комок"

Cпасти Диму! </a><br />
<br />
<div align=




Горячая линия по размещению детской порнографии в интернете


ДетскиеДомики



Сайт для помощи людям, живущим СЃ Р’Р?Р§/РЎРџР?Р”

Dplaneta.ru - помощь детям и подросткам